Объединение Кореи не нужно и вредно, — американский журнал

Поделиться:

Необходимости в объединении Корейского полуострова нет, что бы кто ни говорил в Южной Корее. Создание единого государства хотят далеко не все граждане Республики Корея, тогда как само оно будет сопряжено с большим число издержек.

Те же, кто за него выступает, забывают и о Китае, который против того, чтобы на его границе возникало государство-союзник США пишет Даг Бендоу в статье для The National Interest.

Вновь вопрос об объединении Кореи поднял президент США Дональда Трампа, спросивший во время своего тура по Азии спросивший в Южной Кореи о том, должно ли произойти объединение двух стран.

Ответ принимающей Трампа стороны был однозначно положительным.

Тем не менее, считает автор, нужды в этом нет никакой. Более того, объединение Корейского полуострова в одно государство маловероятно, за исключением катастрофического развала Северной Кореи.

И никому не стоит стремиться к этому, если учесть, что такое развитие событий может привести к гражданской войне, потере контроля над ядерным оружием и потокам беженцев.

Исторически Корея была монархией, на протяжении долгого времени находящейся под контролем Китая. В результате поражения Китая в 1895 году в войне с Японией Корея, по сути, была поглощена страной-победительницей.

После же поражения Токио во Второй мировой войне США и Советский Союз поделили полуостров на две оккупационные зоны. Часть жителей Южной Кореи обвиняет США в разделении полуострова, однако единственной альтернативой этому была единая Корея под московским контролем.

Если бы Советскому Союзу, отмечает автор, удалось совершить задуманное, то сегодняшние граждане Республики Корея наслаждались бы жизнью подданных третьего правителя династии Ким.

Поэтому, убежден автор, они должны быть благодарны Вашингтону.

Разделение Кореи было закреплено после Корейской войны, в ходе которой полуостров заполнился беженцами, а члены многих семей оказались по разные стороны границы. Поэтому многие не только хотят, но и ожидают объединения. Для тех же, кто был выгнан из своих домов, объединение стало бы своего рода возращением.

Запретный город. Пекин Т

Тем не менее старшее поколение понемногу уходит, а молодые жители Южной Кореи не имеют такой же связи с Северной Кореей. Для них призывы к объединению носят исключительно абстрактный характер.

Они необязательно выступают против, просто у них мало оснований поддерживать его. Особенно если учесть то, с какими издержками объединение Кореи будет сопряжено. Так, крайне важным восстановление единого государства считают около 40% жителей Южной Кореи в возрасте сорока лет, и лишь 20% тех, кому еще не исполнилось еще 20 лет.

Более того, пример объединения Германии может заставить усомниться даже самых решительных сторонников создания единого корейского государства.

Так, в случае с Германии этот процесс обошелся приблизительно в €2 трлн — 2,5 трлн ($2,4 трлн — 3 трлн).

По некоторым оценкам, объединение Кореи будет в два раза дороже, чем ежегодный ВВП Южной Кореи. Объединение стало значительным бременем для ФРГ, которая была более финансово обеспеченной страной, чем Южная Корея. Более того, и ГДР была более обеспеченной, нежели КНДР.

Так, отношение дохода на душу населения составляло в случае с ФРГ и ГДР три к одному, тогда как у Республики Корея с КНДР этот показатель составляет 20 или более к одному.

В Южной Корее надеются, что последовательная «Политика солнечного света», в рамках которой Пхеньян получал финансовую помощь, поспособствовала бы быстрым темпам экономического развития и подтолкнула бы экономическое сближение двух Корей до объединение.

Также опасения вызывают и возможные политические последствия объединения. Ряд консервативно настроенных жителей Южной Кореи обеспокоены включением в число электората страны нескольких миллионов граждан, воспитанных социалистами.

Последние, возможно, и отвергнут коммунизм, но голосовать за левых не перестанут. Поэтому объедение Кореи может негативно сказаться как раз на тех, кто решительнее всего выступает против северокорейского режима.

Более того, сложно себе представить, каким образом может состояться добровольное объединение полуострова.

В 1972 года Пхеньян и Сеул договорились о принципах такого объединения, однако, как и стоило бы ожидать, никаких результатов они не дали.

Великая Китайская стена

Хотя у жителей КНДР и Южной Кореи общее историческое прошлое, их культура, экономика и политические системы отличаются друг от друга в очень значительной степени.

Самый основной вопрос заключается во власти: официальные лица КНДР, отмечает автор, выражают нежелание быть «проглоченными». Они понимают, что при любом истинном объединении КНДР попросту перестанет существовать, как и их привилегированное положение в ней.

И действительно многие не смогут играть полезной роли в новой объединенной Корее. Южная Корея затопит КНДР деньгами, как только ее жители свергнут своих правителей. Северокорейская элита окажется на дне единого государства. Поэтому никаких намерений давать свое согласие на собственное падение у них нет.

Столь же большое значение имеет и фактор Китая, который принято игнорировать. Согласно общепринятому мнению, объединение Кореи неизбежно, однако Пекин не хочет такого развития событий.

Так, результатом воссоединением Севера и Юга станет более мощная экономически и демографически страна-конкурент, которая станет сильным центром притяжения для корейцев, населяющих приграничные провинции Китая. Объединенная Корея, на территории которой размещены американские войска и базы, станет еще менее желанным для Пекина результатом.

Хотя Пекин и не станет блокировать воссоединение, оно, как указывается, выше крайне маловероятно. Напротив, в случае потери контроля северокорейским руководством или в случае значительной утраты власти, Китай, возможно, найдет способ вмешаться от лица сил, дружественно настроенных по отношению к КНР.

Пекин может создать независимое, но сговорчивое соседнее государство, которое было бы готово соответствовать внешнеполитическим целям Китая в обмен на гарантии безопасности.

Такой результат может разочаровать некоторых жителей Южной Кореи, однако другие испытали бы облегчение из-за возможности избежать большой неопределенности, сложностей и издержек объединения.

Более того, готовность принять вмешательства Китая может быть использовано в качестве разменной монеты для того, чтобы подтолкнуть Пекин к более жесткой позиции в отношении КНДР. Понимая, что союзники США не воспользуются коллапсом и объединением КНДР, Пекин, возможно, будет в больше степени склонен оказывать давление на Пхеньян с целью ядерного разоружения.

Несмотря на то что желание добиться объединения Кореи носит идеалистический характер, цель ядерного разоружения заслуживает того, чтобы стать приоритетной задачей.

Прекращение или, по меньшей мере, сокращение масштабов кризиса безопасности в Северо-Восточной Азии создало бы возможности для трансформации Корейского полуострова.

Стремление к объединению без ядерного разоружения обречено на провал. Есть ли те, кто верит, что правители ядерной державы попросту согласятся на то, чтобы быть поглощенными своими соседями?

National Interest: Никакой необходимости в объединении Кореи нет

Президент Трамп должен задать иной вопрос: нужно ли вообще объединять Корейский полуостров. Очевидно, что нет. Оно даже нежелательно, пока не будет проведена трансформация Северной Кореи. Южная Корея далеко ушла от КНДР и не хочет жертвовать своим успехом в тщетной попытке инкорпорировать Северную Корею.

Возможно, заключает автор, все решится само собой. Может, и нет. Поэтому союзникам Вашингтона нужно быть готовыми. У них более важного долга, как поддержание мира. Объединение обойдется слишком дорого, если за ним последует очередная корейская война.

Александр Белов

2017 news-obzor. Все права защищены.