DataLife Engine / Пакистан vs США: Вашингтон не хочет спонсировать Исламабад

Пакистан vs США: Вашингтон не хочет спонсировать Исламабад

Беспрецедентное решение приняло на днях руководство Пакистана. Исламабад, некогда считавшийся важнейшим военно-политическим союзником Соединенных Штатов в Южной Азии и на Среднем Востоке, принял решение о прекращении военно-технического сотрудничества с Вашингтоном. Разумеется, сам Исламабад никогда не пошел бы на такой демонстративный шаг, не создай США предпосылки для ухудшения двусторонних отношений.

Пакистан vs США: Вашингтон не хочет спонсировать Исламабад

Пакистанский демарш стал ответом на решение Дональда Трампа заморозить программы военно-технической помощи Пакистану. Новый американский президент обвинил руководство этой азиатской страны в поддержке терроризма и невыполнении союзнических обязательств и заявил о том, что с 1 января 2018 года американская финансовая помощь Пакистану приостанавливается. Однако на дворе уже не 1960-е годы. На американские обвинения в Исламабаде ответили достойно, показав, что ядерная держава с многомиллионным населением более не намерена расшаркиваться перед «дядюшкой Сэмом», виновато оправдываясь.


Министр обороны Пакистана Хуррам Дастгир Хан, выступая в Институте cтратегических исследований в Исламабаде, официально объявил о том, что Пакистан приостановил сотрудничество с Соединенными Штатами по линии Министерства обороны и разведывательных ведомств. Фактически это означает, что страна, десятилетиями являвшаяся основным стратегическим партнером США в регионе, отказывается от дальнейшего союза с Вашингтоном. Более того, в МИД Пакистана объяснили американские обвинения в адрес страны тем, что кампания США и НАТО в Афганистане терпит провал, поэтому в Вашингтоне ищут кандидатуру на роль «козла отпущения», и Пакистан в данном случае предстает для американских политиков и генералов очень удобной страной.

«Черная полоса» в отношениях между США и Пакистаном пролегла уже достаточно давно. Многолетняя «дружба» двух государств была основана, в первую очередь, на противостоянии социалистическому лагерю в годы Холодной войны. Тогда Советский Союз оказывал поддержку Индии – главному противнику Пакистана, а кроме того активно проявлял себя в соседнем Афганистане, что не могло не тревожить пакистанскую элиту.

Именно Пакистан был ключевым звеном в помощи афганским моджахедам, сражавшимся против советских войск и армии ДРА. После окончания Холодной войны ситуация стала постепенно меняться. Пакистан все более настойчиво пытался проводить самостоятельную политику, руководствуясь своими политическими и экономическими интересами. Хотя в 2001 году, после теракта 11 сентября, Пакистан оказал всестороннюю поддержку американской операции в Афганистане, уже тогда было ясно, что Исламабад преследует собственные цели и отнюдь не собирается полностью уничтожать религиозно-фундаменталистские группировки и в Афганистане, и на своей территории (в Северо-западной пограничной провинции). Соединенные Штаты обвиняют пакистанское правительство в том, что оно не только не борется с террористами, но и предоставляет им возможность беспрепятственного создания баз на пакистанской территории.



Для Пакистана, как известно, деятельность этих группировок представляет определенную выгоду. Во-первых, с их помощью Пакистан дестабилизирует ситуацию в спорном индийском штате Джамму и Кашмир, где проживает значительная мусульманская община. Во-вторых, само наличие подконтрольных радикальных группировок позволяет Пакистану использовать их в качестве инструмента для утверждения своего влияния в регионе, для разнообразных политических и военных манипуляций. Наконец, не стоит забывать и о том, что Пакистан – исламская республика, в которой религиозные ценности всегда играли очень большую роль. Именно ислам является основой пакистанской политической идентичности и, строго говоря, объединяет разнородное в этническом отношении панджабское, пуштунское, белуджское население страны в единую общность.

В самом пакистанском обществе, если не говорить о политической, военной или экономической элите, отношение к Соединенным Штатам, мягко говоря, очень прохладное. Пакистанские мусульмане всегда очень чутко реагировали на малейшие признаки исламофобии Соединенных Штатов. Как только США предпринимали акты агрессии против мусульманских государств, в городах Пакистана тут же начинались мощные выступления с сожжением американских флагов, портретов американских президентов – и поддерживала эти выступления большая часть рядовых пакистанцев. Вот такая парадоксальная ситуация – основная часть населения США ненавидит, но элита вынужденно сотрудничает с Вашингтоном на протяжении многих десятилетий.

Соединенные Штаты долгое время осуществляли серьезные финансовые вливания в пакистанскую военную сферу, рассчитывая на то, что Исламабад будет оставаться надежным проводником американского влияния на Среднем Востоке. Но оказалось, что чем дальше, тем больше пакистанское руководство ориентируется на проведение самостоятельной политики. В конечном итоге, в Министерстве обороны США и Государственном департаменте США задумались о целесообразности дальнейшего финансирования пакистанских антитеррористических операций. Хотя сами руководители Пакистана утверждают, что страна находится на передовом краю борьбы с терроризмом, в Вашингтоне больше не верят утверждениям высокопоставленных пакистанских чиновников. Недавно США заморозили предоставление Пакистану 900 млн долларов на военные цели. Это, кстати, весьма крупная для страны сумма – напомним, что годовой военный бюджет Пакистана составляет около 8 млрд долларов, таким образом США решили не предоставлять Пакистану более 1/10 части его годового военного бюджета.

Кстати, сами пакистанские руководители отрицают значительность американской помощи. Более того, недавно премьер-министр Пакистана Шахид Хакан Аббаси заявил, что на протяжении многих лет американская финансовая помощь была очень незначительной и ни о каких 900 млн долларов в год речь идти не может. По словам пакистанского премьера, в среднем США предоставляли не более 10 млн долларов в год и без таких незначительных денег пакистанский военный бюджет вполне может обойтись.

Ухудшение отношений с США вызвано, в том числе, и особенностями современной внешней политики Пакистана. Начнем с того, что Пакистан уже долгое время стремится демонстрировать полную независимость от американского курса во внешней политике. Еще в годы Холодной войны у Пакистана были неплохие отношения с соседним Ираном. Они укрепились, в том числе, и благодаря наличию общих проблем и экономических интересов. Так, Пакистан, как и Иран, ведет борьбу с белуджским сепаратизмом, заинтересован в прокладке газопровода через свою территорию. Хотя США относятся к Ирану как к врагу, обвиняя его в поддержке терроризма, в авторитаризме внутреннего режима и во всех прочих «смертных грехах», Пакистан это отношение заокеанских партнеров не разделяет. Более того, в Исламабаде всегда подчеркивали дружественность по отношению к Тегерану. Естественно, что такой подход не может нравиться Вашингтону.



Но еще более раздражающим фактором для США является дальнейшее развитие пакистано-китайских отношений. Китай, как и Иран, стал близким партнером Пакистана еще в годы Холодной войны. Сближение двух государств происходило на почве наличия общего стратегического противника – Индии, а также на фоне противостояния и Пакистана, и Китая советскому влиянию в Центральной и Южной Азии. Несмотря на то, что у Китая есть своя серьезная внутренняя проблема – сепаратистское движение уйгурских мусульман в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, Пакистан практически никогда не выступал с критикой политики китайского руководства в отношении мусульманского меньшинства. Более того, Исламабад демонстрировал полную поддержку КНР в вопросах о принадлежности Тибета, Тайваня и Синьцзяна. В ответ благодарные китайцы поддерживают Пакистан по вопросу о Кашмире.

Сейчас двусторонние отношения с Китаем укрепились и благодаря совместным экономическим интересам. Пакистану предстоит играть важную роль в реализации китайского проекта по возрождению Великого шелкового пути. Через пакистанскую территорию должен пройти газопровод из Ирана, который будет доставлять топливо в Китай и Юго-Восточную Азию. Пекин заинтересован и в других крупномасштабных инвестициях в пакистанскую экономику, например – в создании и развитии глубоководного порта в Гвадаре. Здесь, кстати, присутствуют не только экономические, но и военно-стратегические интересы Китая – в США справедливо опасаются, что вслед за использованием Гвадарского порта в экономических целях, в Гвадаре могут появиться китайские военные корабли и подводные лодки, что позволит Китаю обозначить свое военно-политическое присутствие в Индийском океане.

Для современного Пакистана отношения с Китаем давно стали важнее отношений с Соединенными Штатами. Сейчас Китай является главным экономическим партнером страны, причем речь идет не только об импорте в Пакистан китайских товаров массового потребления. Китай играет ключевую роль в развитии пакистанской ядерной программы. В то время, когда США и другие страны Запада пытались выстроить систему препятствий для Пакистана в сфере развития ядерной инфраструктуры, Китай оказывал Пакистану всестороннюю помощь. Например. Китай предоставил стране необходимое для создания ядерного оружия оборудование, помог построить ядерный реактор в Хушабе. Неоценима помощь Пекина и в развитии гражданской атомной энергетики Пакистана.



В условиях, когда США все сильнее соперничают с Китаем и в экономическом, и в политическом отношениях, подобная переориентация Исламабада является сильнейшим раздражающим фактором для Вашингтона. Тем более, что пакистанские руководители, как бы издеваясь, постоянно подчеркивают, что Китай является настоящим другом Пакистана, в отличие от Соединенных Штатов, которые «всегда предают». Хотя публичная демонстрация «особых» пакистано-китайских отношений может рассматриваться Исламабадом и как способ давления на США – мол, если вы откажете нам в помощи, то мы будем еще плотнее сотрудничать с КНР.

В последнее время наблюдается и определенное сближение Пакистана с Российской Федерацией. Еще тридцать лет назад Пакистан был одним из главных военно-стратегических противников Советского Союза в Азии. При прямом участии пакистанской армии подавлялось знаменитое восстание в Бадабере, где погибли советские военнослужащие. Россия поддерживает тесные связи с Индией, а в свое время, когда от Пакистана отделялся Бангладеш, Советский Союз безоговорочно поддержал бангладешское национально-освободительное движение. Однако сейчас Пакистан и Россия все активнее наращивают темпы не только экономического сотрудничества, но и взаимодействия в сфере обороны и безопасности. Например, Россия, несмотря на негативную реакцию со стороны традиционного военного партнера – Индии, поставляет в Пакистан определенные виды вооружений. У двух государств теперь есть общие интересы, лежащие в сфере поддержания относительной стабильности в центральноазиатском регионе, в том числе – и в Афганистане. Большой интерес для российских компаний представляют и инвестиции в энергетическую отрасль Пакистана.

Таким образом, мы видим, что Пакистан на фоне ухудшения отношений с Соединенными Штатами наращивает темпы сотрудничества с другими реальными и потенциальными союзниками, в первую очередь – с Китаем, Ираном и Россией. Вместе с тем, многие аналитики говорят о том, что США, как бы не критиковал Дональд Трамп и его окружение политику современного пакистанского руководства, никогда не пойдут на полный разрыв отношений с Исламабадом. Пакистан играет слишком важную роль в обеспечении американского военного присутствия на Среднем Востоке. Именно через Пакистан осуществляется снабжение американских военных баз в Афганистане, причем без Исламабада осуществлять это снабжение будет просто невозможно. Если США полностью испортят отношения с Пакистаном, то на Среднем Востоке вытянется недружественный Вашингтону пояс «Иран – Пакистан», что значительно облегчит Китаю задачи по продвижению своих политических и экономических интересов.

Есть и еще один очень значимый нюанс. Современная пакистанская элита – и военно-политическая, и, тем более, экономическая, — очень тесно связана с Соединенными Штатами. Многие пакистанские высокопоставленные чиновники и генералы получали образование в США, здесь же хранятся их капиталы, имеется внушительная недвижимость. Пойти на полный разрыв отношений с Соединенными Штатами они не решатся – у пакистанской элиты нет той идеологической и фактической автономии от «американизма», которой обладает, например, китайская элита. В этом Пакистан чем-то напоминает современную Россию, где значительная часть элиты тоже так или иначе связана с Западом. Наконец, в Пакистане в настоящее время нет сильного и харизматичного лидера, который мог бы возглавить кардинальные перемены во внешней политике пакистанского государства. Автор: Илья Полонский

По данным: topwar.ru

17-01-2018, 00:05
Вернуться назад