Трамп снова отступил и не решился разорвать ядерную сделку с Ираном

Поделиться:
В прошедшую пятницу президент Соединённых Штатов Дональд Трамп так и не решился разорвать ядерную сделку с Ираном. Влиятельное в Вашингтоне израильское лобби, интересы которого с таким тщанием представляет сегодня новая американская администрация, получило свой небольшой бонус в виде очередного пакета санкций против 14 иранских организаций и физических лиц, обвинённых министерством финансов США в причастности к нарушениям прав человека и разработке ракетной программы Ирана. Тем дело и кончилось.



Перед «последним шансом»


В распространённом в пятницу, 12 января, заявлении главы Белого дома отмечается, что санкции, связанные с иранскими ядерными проектами, остаются пока замороженными. Трамп дал Тегерану «последний шанс» переработать политическое соглашение, известное как Совместный всеобъемлющий план действий по ядерной программе Ирана.

По мнению Трампа, Иран должен устранить ошибки, допущенные при заключении этого соглашения. Если в ближайшее время (на это отведено 120 дней) не удастся договориться о новых условиях совместного плана, то «я немедленно выйду из сделки», – отметил американский президент в своём заявлении. Какие ошибки нашёл Трамп в соглашении, заключённом летом 2015 года между Ираном и шестёркой ведущих стран мира (Германией, Великобританией, Китаем, Россией, США и Францией)?

Ответ на этот вопрос давно известен. Его сразу после заключения сделки сформулировал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. «Соглашение только увеличит риск ядерного распространения и риск развязывания ужасающей войны, – цитировала газета «The Jerusalem Post» заявление Нетаньяху на заседании кабинета министров Израиля, обсудившего принятый «шестёркой» и Ираном документ. – Соглашение в его нынешних рамках несет в себе угрозу существованию Израиля».

Это заявление вызвало публичную полемику между израильским премьером и тогдашним президентом США Бараком Обамой. Нетаньяху даже съездил в Вашингтон, выступил там перед конгрессменами и повторил свой тезис об угрозе существованию Израиля. Активный протест израильского лидера не поколебал позицию американской администрации. Она лишь укрепилась после одобрения соглашения Советом безопасности ООН, принявшим соответствующую резолюцию.

Оценив возражения Израиля, эксперты сошлись во мнении: Тель-Авив не устраивает, что у его главного регионального соперника после ослабления санкций откроется возможность для развития экономики и военных программ, в частности, ракетных, не подпадающих под действия плана по ограничению иранских ядерных проектов. Этим объяснили дипломатическую активность израильских лидеров.

Она дала результат. Конгресс США так и не ратифицировал ядерную сделку. Сейчас она держится исключительно на решениях президента США заморозить на время санкции против Ирана. Срок действия этих решений – 120 дней. Потом документ обновляется. Так было уже пять раз. В прошлом октябре Трамп отказался подписать очередное решение.

Все ждали, что Конгресс, как требует того закон, в течение 60 дней рассмотрит вопрос о прекращении участия США в соглашении и восстановит в полном объёме санкции против Ирана. Однако у конгрессменов были другие дела. Они занимались внутренними проблемами. Обсуждали, в частности, налоговую реформу. Сделка с Ираном оказалась в подвешенном состоянии.

Администрация Трампа её не забыла. В декабре она приняла 68-страничную стратегию национальной безопасности США. В этом документе 17 раз упоминается Иран. Он характеризуется как государство-изгой, как режим, поддерживающий террористов, дестабилизирующий обстановку в регионе и пр. Получилось, что дело не в угрозе миру от ядерных проектов Тегерана, а в его непримиримых противоречиях с Израилем, отмеченных в риторике официального документа США.

Трамп против Ирана

Все ждали, что 12 января Трамп оформит официальный выход из соглашения с Ираном. Однако ближайшие европейские союзники Америки выступили с предостережением от таких действий Вашингтона. Недавно они уже устроили американцам обструкцию из-за скандального решения США по Иерусалиму. Всё шло к тому, что ситуация повторится зеркально.

10 января министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф обсудил с российским министром Сергеем Лавровым сохранение ядерной сделки. На другой день Зариф провёл переговоры по этой же теме с министрами иностранных дел Германии, Франции и Великобритании, затем – с главой европейской дипломатии Федерикой Могерини.

Общую позицию европейцев выразил министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. «Мы призываем Соединенные Штаты содействовать тому, чтобы этот договор жил и впредь и только наполнялся новой жизнью, – заявил Габриэль после встречи трёх европейских министров с иранским коллегой. – Это соглашение показывает, что распространение ядерных вооружений можно предотвратить дипломатическими средствами, и его срыв стал бы «очень плохим знаком» особенно на фоне конфликта вокруг ракетно-ядерной программы Северной Кореи».

В самом деле, заключенный в 2015 году договор об атомной программе обязал Тегеран не производить ядерное оружие, а ядерные объекты использовать исключительно для производства мирного атома. Исполняя соглашение, Иран законсервировал тысячи центрифуг, ликвидировал запасы обогащённого урана, теперь модернизирует реактор под мирные цели.

Так что у Федерики Могерини были все основания заявить по итогам переговоров в Брюсселе с Мохаммадом Джавадом Зарифом, что соглашение с Ираном «делает мир более безопасным». Это не новое открытие. Евросоюз ещё в 2016 году начал поэтапную отмену санкций против Ирана. В страну пришли европейские инвесторы и компании, заработали блокированные ранее финансовые линии.

Иное дело американцы. Они так и не разморозили иранские активы, исчисляемые миллиардами долларов. Эксперты отмечают, что это стало одной из причин недавних волнений в Иране. Виртуальное снятие санкций не привело к существенному улучшению экономической ситуации в стране. Градус недовольства населения своим положением выплеснулся в массовые протесты.

Эти протесты, кстати, американцы использовали как для усиления давления на иранское правительство и «режим аятолл», так и для оправдания своих требований по изменению Совместного всеобъемлющего плана действий по ядерной программе Ирана. При ближайшем рассмотрении ультиматум Трампа Тегерану имеет мало общего с контролем за иранскими атомными проектами.

Прежде всего, американцы не рассматривают отдельно ядерную программу Ирана и его работу над созданием баллистических ракет. Даже в условиях, когда атомные проекты блокируются соглашением от 2015 года, в Вашингтоне продолжают настаивать на свёртывании Ираном ракетных программ. Это реверанс в сторону Израиля, не желающего иметь в регионе военного конкурента.

Помнится, Соединённые Штаты именно иранской ракетной угрозой оправдывали ранее установку противоракетных систем в Польше и Румынии. Теперь это два параллельных мира (ядерный и ракетный), которые чётко разделяют в Брюсселе. Сегодня там удовлетворены договороспособностью Тегерана.

В перечень «ошибок», которые следует исправить Ирану, Трамп записал обязательство Тегерана «предоставлять международным инспекторам возможность осмотреть абсолютно все объекты, которые они затребуют для проверки». Кроме того, американцы настаивают на бессрочном характере этого соглашения. Наконец, Исламская Республика Иран должна дать гарантию, что «никогда не сможет получить ядерное оружие».

Все эти требования выглядят достаточно надуманными. Так как ещё в начале 2016 года Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) в своём докладе отметило: «Тегеран полностью прекратил работу над своей ядерной программой». С тех пор инспекторы МАГАТЭ, имеющие доступ на ядерные объекты Ирана, уже много раз подтверждали своё первое заключение.

Наблюдатели склоняются к тому, что Иран стал удобным спарринг-партнёром США для демонстрации американцами собственной силы и принуждения своих союзников к единству действий. В этом лишний раз убеждает заявление постпреда США при ООН Никки Хейли, распространённое в субботу мировыми СМИ.

Хейли призвала к «международному консенсусу против опасного и дестабилизирующего поведения» Ирана. Постпред США считает, что сегодня нельзя позволять Тегерану «нарушать всевозможные международные нормы и резолюции ООН, прикрываясь ядерной сделкой». По мнению Хейли, нужно ужесточить действие «оружейного эмбарго, которое Иран нарушает, сломать финансирование Ираном терроризма и обличить нарушения прав человека в Иране».

Эта многословная тирада Никки Хейли показала миру: причина претензий Вашингтона к Тегерану вовсе не в ядерной сделке. Американцам нужен региональный объект для подтверждения своей силы и гегемонии. На Ближнем Востоке таким объектом выбран Иран. Вот только мир с этим пока не согласился… Автор: Геннадий Грановский

По данным: topwar.ru